Сторонние материалы: «Изменения политической системы СССР в 1953 - 60-х годах»

Смерть Сталина и борьба за власть, XX съезд КПСС, реабилитация, реорганизация государственных органов, партийных и общественных организаций.

Смерть Сталина и борьба за власть.

Со смертью И. В. Сталина 5 марта 1953 г. закончилась целая эпоха в жизни страны. Борьба за власть среди его наследников до весны 1958 г. прошла несколько этапов.

На первом этапе (март – июнь 1953 г.) ключевые позиции в руководстве страны заняли новый председатель Совета министров СССР Г. М. Маленков и Л. П. Берия, назначенный главой МВД СССР. Началась первая кампания по осуждению культа личности, имя Сталина реже стало упоминаться в печати, прекратился выпуск его собрания сочинений. Как Берия, так и Маленков высказывались за передачу властных полномочий от партийных к соответствующим государственным органам. Началась реорганизация органов внутренних дел и госбезопасности. Была проведена амнистия заключенных, охватившая около 1,2 млн человек. Намечались меры по корректировке национальной политики (в частности, предлагалось вернуться к практике назначения лиц коренной национальности на руководящие посты в национальных республиках и областях).

Однако партийный аппарат стремился сохранить свое главенствующее положение. Н. С. Хрущев, занимавший в новом руководстве пост секретаря ЦК КПСС, возглавил заговор с целью отстранения Берии от власти. На участие в нем согласились почти все члены высшего руководства, с конца 30-х гг. опасавшиеся Берии. 26 июня на заседании Совмина Берия был арестован и вскоре расстрелян как «враг партии и советского народа», «шпион». Главным пунктом обвинения было «преступное посягательство» Берии на партийное руководство обществом. Больше всех от падения Берии выиграл Хрущев. На пленуме ЦК КПСС в июле 1953 г. прямо указывалось на необходимость «укрепить партийное руководство во всех звеньях партии и государственного аппарата».

 

Арест Берии

    Арест Лаврентия Берия на заседании Политбюро ЦК КПСС (современный художник)

 

С лета 1953 г. по февраль 1955 г. борьба за власть вступила во второй этап. На вершине власти оказались Маленков и Хрущев (избранный в сентябре 1953 г. первым секретарем ЦК, но государственных постов по-прежнему не занимавший). Этот период характеризовался неуклонным усилением позиций Хрущева и ослаблением роли Маленкова. В декабре 1954 г. по инициативе Хрущева состоялся процесс над бывшими руководителями МГБ, виновными в фабрикации «ленинградского дела», одним из организаторов которого был Маленков. В феврале 1955 г. Маленков был снят с поста главы правительства (его занял Н. А. Булганин) и назначен министром электростанций.

На третьем этапе (с февраля 1955 г. по март 1958 г.) Хрущеву пришлось уже с позиций силы вести борьбу за власть с «объединенной оппозицией» в лице Маленкова, Молотова, Кагановича и др. Летом 1957 г. они в Президиуме ЦК приняли решение об упразднении поста первого секретаря ЦК и о назначении Хрущева министром сельского хозяйства. Однако Хрущев потребовал обсуждения этого вопроса на пленуме ЦК КПСС. На пленуме, где преобладали его сторонники, оппозиционеры были объявлены «антипартийной группой» и отправлены в отставку. В октябре 1957 г. был лишен своих постов член Президиума ЦК, министр обороны Г. К. Жуков, возраставшего влияния которого все более опасался Хрущев. В марте 1958 г. при формировании нового состава правительства с поста его главы был снят Булганин, поддержавший оппозицию летом 1957 г. Председателем Совета министров был избран Хрущев, сохранивший также пост первого секретаря ЦК КПСС. Он не только одержал полную победу в борьбе за власть, но и сосредоточил в своих руках все рычаги партийной и государственной власти.

XX съезд КПСС.

К марту 1953 г. в тюрьмах и лагерях по-прежнему находились миллионы заключенных. Амнистия от 27 марта 1953 г. освободила 1,2 млн. человек. Было прекращено «дело врачей». В 1954 г. реабилитированы жертвы «ленинградского дела», в ноябре 1955 г. – Еврейского антифашистского комитета. Были освобождены и реабилитированы арестованные после войны военачальники, положено начало пересмотру политических обвинений 30-х гг. До начала 1956 г. на свободу вышли еще десятки тысяч человек.

Критика культа личности без указания самой личности в условиях возвращения тысяч заключенных к нормальной жизни создавала предпосылки для компрометации не только лидеров, стоявших у власти в 30–40-е гг., но и самого политического режима. Поэтому, по мнению Хрущева, критика сталинских преступлений должна была исходить от высшего партийного руководства. Хрущев признавал, что «эти вопросы созрели, их нужно было поднять. Если бы я их не поднял, их подняли бы другие. И это было бы гибелью для руководства, которое не прислушалось к велению времени». Это и объясняет выступление Хрущева с докладом на закрытом заседании XX съезда КПСС (февраль 1956 г.).

В докладе приводились многочисленные примеры беззаконий сталинского режима, которые связывались в основном лишь с деятельностью конкретных личностей. Хрущев не только не ставил вопрос о существовании самой тоталитарной системы, но и доказывал, что достаточно осудить эти извращения и искоренить их – и путь к коммунизму будет открыт.

 

20-ый съезд КПСС

XX съезд КПСС (фотография)

 

Доклад не был тогда опубликован. Он зачитывался на партийных и комсомольских собраниях. Критика культа личности Сталина, по идее ее инициаторов, с самого начала должна была иметь определенные рамки, обозначенные в опубликованном летом 1956 г. постановлении ЦК «О преодолении культа личности и его последствий». В нем отмечалось, что, несмотря на все принесенное зло, культ личности Сталина «не изменил природу» социализма и не увел общество «в сторону от правильного пути развития к коммунизму». Тем самым снимался вопрос о политической ответственности за многочисленные жертвы и «извращения ленинского курса» сподвижников Сталина, находившихся на ключевых постах в руководстве партии и страны. Вина за репрессии возлагалась Хрущевым исключительно на Сталина да еще на Берию и Ежова.

Реабилитация.

К XX съезду КПСС число реабилитиро - ванных было незначительным. В 1956–1961 гг. было реабилитировано почти 700 тыс. человек (т. е. в 100 раз больше, чем за 1953–1955 гг.). Это означало не только их освобождение, но и возвращение им честного имени. Среди реабилитированных были не только многие тысячи простых коммунистов и беспартийных, но и ряд видных деятелей армии, партии (В. Блюхер, М. Тухачевский, И. Якир, С. Косиор, П. Постышев, Я. Рудзутак, В. Чубарь, Р. Эйхе и др.).

Из воспоминаний Н. С. Хрущева

...Самое главное – все мы, весь народ, и те, кто был там, за проволокой, и те, кто трясся от страха здесь, по другую сторону проволоки, все мы глотнули другого воздуха. Это главное. Это теперь так просто у народа не отнять. Это не пропадет, прорастет. 

Кампания по реабилитации имела и свои пределы. Она не коснулась тех деятелей партии, которые представляли альтернативные варианты развития страны в 20-е и 30-е гг., – Н. Бухарина, Г. Зиновьева, JI. Каменева, А. Рыкова, JI. Троцкого и др. А к тем их соратникам, которые отбывали заключение или ссылку даже во второй половине 50-х гг., ни амнистия, ни реабилитация также не применялись. Более того, в ряде случаев, когда вдохновленные решениями XX съезда КПСС недавно освобожденные и восстановленные в партии старые большевики требовали пересмотра дела указанных лиц, их вновь исключали из партии и направляли в ссылку.

По мере же «закручивания гаек» ослабевала и волна реабилитации (и вовсе не потому, что все невинные были уже восстановлены в своих правах и им было возвращено доброе имя).

Реорганизации подверглась система лагерей (ставших «исправительно-трудовыми колониями»), органов госбезопасности. В декабре 1958 г. были приняты обновленные Основы уголовного законодательства, отменившие наиболее чудовищные положения сталинского Уголовного кодекса: упразднено понятие «враг народа», повышен с 14 до 16 лет возраст наступления уголовной ответственности, запрещено применять угрозы и насилие для получения признания во время следствия, непременным условием стало присутствие обвиняемого на суде, а также его защита адвокатом.

Реорганизация государственных органов, партийных и общественных организаций. 

Курс на демократизацию общества, несмотря на свою относительность, после XX съезда КПСС получил дальнейшее развитие. Были расширены права союзных республик в экономической и правовой сферах. В январе 1957 г. восстановили национальную государственность балкарского, калмыцкого, карачаевского, чеченского и ингушского народов.

В 1957 г. началась ликвидация отраслевых министерств и создание на местах территориальных советов народного хозяйства, что способствовало укреплению позиций местной номенклатуры. Тогда же было принято постановление ЦК КПСС об улучшении деятельности Советов. Не меняя их подчиненного по отношению к партийным органам положения, ЦК рекомендовал меньше опекать их, расширять права в хозяйственной деятельности, организации жилищного, культурно-бытового, дорожного строительства.

В 1957 г. произошла реорганизация ВЦСПС, были расширены права первичных профсоюзных организаций, сокращен штатный аппарат. То же самое происходило в комсомоле.

XXI съезд КПСС (январь–февраль 1959 г.) сделал вывод о полной и окончательной победе социализма в СССР и объявил о начале развернутого строительства коммунизма. На XXII съезде (октябрь 1961 г.) была принята и новая программа КПСС. Она давала теоретическое обоснование и намечала конкретные этапы построения в СССР коммунизма к 1980 г. Для этого предстояло решить следующие задачи: построить материально-техническую базу коммунизма (обеспечив первое место в мире по производству продукции на душу населения и самый высокий в мире жизненный уровень); перейти к коммунистическому самоуправлению; сформировать нового, всесторонне развитого человека. Тогда же были предприняты шаги по перестройке самой партии. Впервые за долгие годы в устав КПСС, принятый на XXII съезде, были внесены положения о возможности внутрипартийных дискуссий; периодическом обновлении партийных кадров в центре и на местах; расширении прав местных партийных органов; недопустимости подмены партийными организациями государственных органов и общественных формирований. Особо был подчеркнут пункт о выдвижении руководящих кадров исключительно на основе их деловых качеств. Подчеркивалась необходимость того, чтобы «аппарат партийных органов сокращался, а ряды партийного актива увеличивались».

В 1962–1964 гг. по решению XXII съезда КПСС велась разработка новой Конституции СССР. Она должна была закрепить ряд принципиально новых положений: о перерастании государства диктатуры пролетариата в общенародное; о допущении на «переходный период к коммунизму» мелкой индивидуальной собственности; о существенном расширении прав союзных республик и др. Даже эти робкие, часто непоследовательные шаги Хрущева вызывали тревогу и опасения у тех, чьи интересы оказались задеты в результате реформ.

Из воспоминаний В. М. Молотова

Критикую общенародное государство... Не может государство выражать интересы и рабочего класса, и колхозного крестьянства, и интеллигенции... Среди интеллигенции немало бывших классовых противников, они не могут за диктатуру пролетариата бороться.

Против реформ активно выступал партийный аппарат (не только вернувший свои позиции после падения Берии, но и укрепивший их при Хрущеве), больше не боявшийся репрессий и желавший стабильности своего положения. Его интересам никак не отвечала введенная XXII съездом система обновления партийных кадров и перевод на общественные начала больших участков партийной работы. К ним примыкали представители госаппарата, влияние которого ослабло с упразднением отраслевых министерств. Серьезное недовольство значительным сокращением армии высказывали военные. Росло разочарование у интеллигенции, не принимавшей «дозированной демократии». Усталость от шумных политических кампаний ощущали и трудящиеся как в городе, так и на селе.

Все это в итоге привело к тому, что в октябре 1964 г. без особых усилий и противодействия кого бы то ни было Хрущев был обвинен в «волюнтаризме и субъективизме», отстранен от руководства партией и страной и отправлен на пенсию. Первым секретарем ЦК КПСС (с 1966 г. – генеральным секретарем) был избран JI. И. Брежнев, председателем Совета министров СССР стал А. Н. Косыгин. В результате преобразований 1953–1964 гг. тоталитарный политический режим лишь дал трещину и продолжал свое существование в слегка измененном виде.

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы писать без ввода капчи и от своего имени. Учетная запись «Исторического Портала» позволяет не только комментировать материалы, но и публиковать их!

Комментариев: 0