Сторонние материалы: ««Оттепель» в духовной жизни СССР»

Преодоление сталинизма в литературе и искусстве, развитие науки, советский спорт, развитие образования.

Преодоление сталинизма в литературе и искусстве.

Первое послесталинское десятилетие было ознаменовано серьезными переменами в духовной жизни. Известный советский писатель И. Г. Эренбург назвал этот период «оттепелью», наступившей после долгой и суровой сталинской «зимы». И в то же время это была не «весна» с ее полноводным и свободным «разливом» мыслей и чувств, а именно «оттепель», за которой мог вновь последовать и «легкий морозец».

На перемены, начавшиеся в обществе, первыми откликнулись представители литературы. Еще до XX съезда КПСС появились произведения, обозначившие рождение нового направления в советской литературе – обновленческого. Суть его состояла в обращении к внутреннему миру человека, его повседневным заботам и проблемам, нерешенным вопросам развития страны. Одной из первых таких работ стала опубликованная в 1953 г. в журнале «Новый мир» статья В. Померанцева «Об искренности в литературе», где он впервые поставил вопрос о том, что «честно писать – это значит не думать о выражении лиц высоких и невысоких читателей». Здесь же поднимался и вопрос о необходимости существования различных литературных школ и направлений.

В журнале «Новый мир» появились статьи В. Овечкина (еще в 1952 г.), Ф. Абрамова, ставшие широко известными произведения И. Эренбурга («Оттепель»), В. Пановой («Времена года»), Ф. Панферова («Волга-матушка река») и др. Их авторы отошли от традиционной лакировки реальной жизни людей. Впервые за многие годы был поставлен вопрос о губительности той атмосферы, которая сложилась в стране. Однако власть признала публикацию этих работ «вредной» и отстранила А. Твардовского от руководства журналом.

Сама жизнь поставила вопрос о необходимости изменить стиль руководства Союзом писателей и его отношений с ЦК КПСС. Попытки главы Союза писателей А. А. Фадеева добиться этого привели к его опале, а затем и к самоубийству. В своем предсмертном письме он отмечал, что искусство в СССР «загублено самоуверенно-невежественным руководством партии», а литераторов, даже самых признанных, низвели до положения мальчиков, уничтожали, «идеологически ругали и называли это партийностью». Об этом же говорили в своих произведениях В. Дудинцев («Не хлебом единым»), Д. Гранин («Искатели»), Е. Дорош («Деревенский дневник»).

Освоение космоса, разработка новейших образцов техники сделали любимым жанром читателей научную фантастику. Романы и повести И. А. Ефремова, А. П. Казанцева, братьев А. Н. и Б. Н. Стругацких и др. приоткрывали для читателя завесу будущего, позволяли обратиться к внутреннему миру ученого, человека. Власть искала новые приемы воздействия на интеллигенцию. С 1957 г. регулярными стали встречи руководства ЦК с деятелями литературы и искусства. Личные вкусы Хрущева, выступавшего на этих встречах с многословными речами, приобретали характер официальных оценок. Бесцеремонное вмешательство не находило поддержки не только у большинства самих участников этих встреч и у интеллигенции в целом, но и у самых широких слоев населения.

После XX съезда КПСС было несколько ослаблено идеологическое давление и в области музыкального искусства, живописи, кинематографии. Ответственность за «перегибы» прежних лет была возложена на Сталина, Берию, Жданова, Молотова, Маленкова и др.

В мае 1958 г. ЦК КПСС издал постановление «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий» и «От всего сердца», в котором признавались бездоказательными и несправедливыми прежние оценки Д. Шостаковича, С. Прокофьева, А. Хачатуряна, В. Мурадели, В. Шебалина, Г. Попова, Н. Мясковского и др. В то же время призывы интеллигенции отменить и другие постановления 40-х гг. по идеологическим вопросам отвергались. Подтверждалось, что они «сыграли огромную роль в развитии художественного творчества по пути социалистического реализма» и «сохраняют актуальное значение». Политика «оттепели» в духовной жизни, таким образом, имела вполне определенные границы.

Из выступлений Н. С. Хрущева перед деятелями литературы и искусства

Вовсе не означает, что теперь, после осуждения культа личности, наступила пора самотека, что будто бы ослаблены бразды правления, общественный корабль плывет по воле волн и каждый может своевольничать, вести себя как ему заблагорассудится. Нет. Партия проводила и будет твердо проводить выработанный ею ленинский курс, непримиримо выступая против любых идейных шатаний.

Одним из ярких примеров допустимых пределов «оттепели» стало «дело Пастернака». Публикация на Западе его запрещенного романа «Доктор Живаго» и присуждение ему Нобелевской премии поставили писателя буквально вне закона. В октябре 1958 г. Б. Пастернак был исключен из Союза писателей. Он вынужден был отказаться от Нобелевской премии, чтобы избежать высылки из страны. Настоящим потрясением для миллионов людей стал выход в свет произведений А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», поставивших проблемы преодоления сталинского наследия в повседневной жизни советских людей.

Стремясь предотвратить массовый характер антисталинских публикаций, что било не только по сталинизму, но и по всей тоталитарной системе, Хрущев в своих выступлениях обращал внимание писателей на то, что «это очень опасная тема и трудный материал» и заниматься им надо, «соблюдая чувство меры». Официальные «ограничители» действовали и в других сферах культуры. Резкой критике за «идеологическую сомнительность», «недооценку руководящей роли партии», «формализм» и т. п. регулярно подвергались не только писатели и поэты (А. Вознесенский, Д. Гранин, В. Дудинцев, Е. Евтушенко, С. Кирсанов, К. Паустовский и др.), но и скульпторы, художники, режиссеры (Э. Неизвестный, Р. Фальк, М. Хуциев), философы, историки.

Тем не менее в эти годы появилось немало литературных произведений («Судьба человека» М. Шолохова, «Тишина» Ю. Бондарева), кинофильмов («Летят журавли» М. Калатозова, «Сорок первый», «Баллада о солдате», «Чистое небо» Г. Чухрая), картин, получивших всенародное признание именно благодаря своей жизнеутверждающей силе и оптимизму, обращению к внутреннему миру и повседневной жизни человека.

Развитие науки.

Партийные директивы, ориентировавшие на развитие научно-технического прогресса, стимулировали развитие отечественной науки. В 1956 г. открыли Международный исследовательский центр в Дубне (Объединенный институт ядерных исследований). В 1957 г. было образовано Сибирское отделение Академии наук СССР с широкой сетью институтов и лабораторий. Создавались и другие научные центры. Только в системе Академии наук СССР за 1956–1958 гг. было организовано 48 новых НИИ. Расширилась и их география (Урал, Кольский полуостров, Карелия, Якутия). К 1959 г. в стране имелось около 3200 научных учреждений. Численность научных работников страны приближалась к 300 тысячам. К числу крупнейших достижений отечественной науки этого времени можно отнести создание самого мощного в мире синхрофазотрона (1957); спуск на воду первого в мире атомного ледокола «Ленин»; запуск в космос первого искусственного спутника Земли (4 октября 1957 г.), отправку в космос животных (ноябрь 1957 г.), первый полет человека в космос (12 апреля 1961 г.); выход на трассы первого в мире реактивного пассажирского лайнера Ту-104; создание быстроходных пассажирских судов на подводных крыльях («Ракета») и т. д. Возобновились работы в области генетики.

Однако, как и прежде, приоритет в научных разработках отдавался интересам военно-промышленного комплекса. На его нужды работали не только крупнейшие ученые страны (С. Королев, М. Келдыш, А. Туполев, В. Челомей, А. Сахаров, И. Курчатов и др.), но и советская разведка. Так, космическая программа была лишь «приложением» к программе создания средств доставки ядерного оружия. Таким образом, научно-технические достижения «хрущевской эпохи» закладывали основу для достижения в перспективе военно-стратегического паритета с США.

Советский спорт.

Годы «оттепели» были ознаменованы триумфальными победами советских спортсменов. Уже первое участие советских легкоатлетов в Олимпиаде в Хельсинки (1952) было отмечено 22 золотыми, 30 серебряными и 19 бронзовыми медалями. В неофициальном командном зачете команда СССР набрала одинаковое количество очков с командой США. Первым золотым призером Олимпиады стала метательница диска Н. Ромашкова (Пономарева). Лучшим спортсменом Олимпиады в Мельбурне (1956) был назван советский бегун В. Куц, ставший двукратным чемпионом в беге на 5 и 10 км. Золотыми медалями Олимпиады в Риме (1960) были награждены П. Болотников (бег), сестры Т. и И. Пресс (метание диска, бег с барьерами), В. Капитонов (велоспорт), Б. Шахлин и Л. Латынина (гимнастика), Ю. Власов (тяжелая атлетика), В. Иванов (академическая гребля) и др.

Блестящих результатов и мировой известности добились на Олимпиаде в Токио (1964): в прыжках в высоту В. Брумель, тяжелоатлет Л. Жаботинский, гимнастка Л. Латынина и др. Это были годы триумфа великого советского футболиста-вратаря Л. Яшина, сыгравшего за спортивную карьеру более 800 матчей (в том числе 207 – без пропущенных голов) и ставшего серебряным призером Кубка Европы (1964) и чемпионом Олимпийских игр (1956).

Успехи советских спортсменов вызвали небывалую популярность соревнований, чем создавали важную предпосылку для развития массового спорта. Поощряя эти настроения, руководство страны обратило внимание на строительство стадионов и дворцов спорта, массовое открытие спортивных секций и детско-юношеских спортивных школ. Это закладывало хорошую основу для будущих мировых побед советских спортсменов.

Развитие образования.

По мере построения основ индустриального общества в СССР сложившаяся в 30-е гг. система образования нуждалась в обновлении. Она должна была соответствовать перспективам развития науки и техники, новых технологий, переменам в социально-гуманитарной сфере.

Однако это входило в противоречие с официальным курсом на продолжение экстенсивного развития экономики, который требовал ежегодно новых рабочих для освоения строящихся предприятий.

Для решения этой проблемы во многом и была задумана реформа образования. В декабре 1958 г. был принят закон, согласно которому вместо семилетки была создана обязательная восьмилетняя политехническая школа. Среднее образование молодежь получала, оканчивая либо школу рабочей (сельской) молодежи без отрыва от производства, либо техникумы, работавшие на базе восьмилетки, либо среднюю трехгодичную трудовую общеобразовательную школу с производственным обучением. Для желающих продолжить образование в вузе вводился обязательный производственный стаж.

Таким образом, острота проблемы притока рабочей силы на производство временно была снята. Однако для предприятий это создавало новые проблемы с текучестью кадров и низким уровнем трудовой и технологической дисциплины среди молодых рабочих.

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы писать без ввода капчи и от своего имени. Учетная запись «Исторического Портала» позволяет не только комментировать материалы, но и публиковать их!

Комментариев: 0